Аналитическая статья, подготовленная для издания «Business Excellence», ноябрь 2016

В 1991 году наша страна пережила значительные метаморфозы. Изменился политический строй, начала перестраиваться экономика, были объявлены новые ценности, согласно которых должно было формироваться новое общество. Произошло полное переформатирование запроса на квалификации и новые профессии. Начал формироваться новый рынок труда. Значительные изменения коснулись профессионального образования. До этого отлаженная система подготовки кадров, основанная на индустриализации экономики, постоянно требовала расширения перечня инженерных специальностей и увеличение числа технических специалистов.

Все это способствовало подъему престижа технических профессий. В действие были запущены механизмы воспроизводства инженерной интеллигенции. В практике использовались принципы определения потребности народного хозяйства в специалистах путем приема заявок от предприятий и учреждений. Воспроизводство управленческих кадров за счет активности рабочих, инженеров, специалистов было оформлено в отлаженный и бесперебойно действующий канал социально-профессионального роста. Развивалась политика всемерного поощрения к получению высшего образования выходцев из рабоче-крестьянской среды.

Отдельно формировалась научная элита в фундаментальном образовании. Это направление меньше всего было связано с гражданской промышленностью и, в основном, работало на оборонку. До сегодняшнего дня, вследствие того, что это одна из самых конкурентоспособных отраслей нашей экономики, фундаментальные исследования поддерживаются на самом высоком уровне. Однако изменение структуры и планирования финансирования практически «консервируют» новые исследования, что приводит к сохранению качественного фундаментального образования, но, практически полной ненужности в прикладном применении таких специалистов. Зато на них возрастает спрос за рубежом.

Серьезно изменилось гуманитарное образование. В условиях индустриализации менее престижное с началом реформ в экономике приобретает особое значение. Наибольшие реформы в образовании происходят в сервисных и экономических специальностях.

Отдельно следует рассматривать образование в IT. До сих пор среди специалистов идет дискуссия – есть или нет отрасль IT. Программные продукты и сервисы глубоко проникли во все сферы жизни и деятельности общества. Практически невозможно четко провести границы: это — IT, а это — не связанная с IT профессия практически невозможно. В этой связи IT образование сопровождает соответственно «рост» или «падение» спроса на профессиональное образование. Также и реагирует рынок труда, то формируя срочный запрос, после которого создается такой же стремительный переизбыток специалистов IT профиля.

Особенно усиливается разрыв профессионального образования и складывающегося рынка труда после значительной трансформации Министерств, ответственных за профессиональное и общее образование в РФ. Министерство образования и науки (Минобрнауки) Российской Федерации образовано в 2004 году и является правопреемником Министерства образования РФ, преобразованного в 1999 году из Министерства образования и науки РФ (1996−1999), которое было образовано из двух ведомств: до 1996 года начальным и средним (в т.ч. средним специальным и профессионально-техническим) образованием управляло Министерство образования РФ (1991−1996), а высшим и послевузовским образованием и наукой — Государственный комитет Российской Федерации по высшему образованию (1993−1996) и Министерство науки, высшей школы и технической политики РФ (1991−1993). Последнее было реорганизовано (путём передачи ему вопросов высшей школы от Министерства образования) из просуществовавшего лишь две недели в ноябре 1991 года Министерства науки и технической политики РСФСР, которое объединило два ведомства СССР и одно РСФСР: Государственный комитет РСФСР по делам науки и высшей школы, Государственный комитет СССР по науке и технологиям, Государственный комитет СССР по стандартам. Министерство образования РСФСР (позже РФ), созданное в 1991 году, было правопреемником Министерства образования РСФСР, созданного в июле 1990 года и Государственного комитета СССР по народному образованию (1988−1991), образованного в результате слияния трёх министерств СССР:

  • Министерство высшего и среднего специального образования СССР (Минвуз СССР)
  • Министерство просвещения СССР
  • Министерство профессионально-технического образования СССР.

Минобрнауки РФ унаследовало также некоторые задачи Министерства промышленности, науки и технологий Российской Федерации, из которого в дальнейшем сформировались Министерство промышленности и торговли Российской Федерации (с передачей ему функций в сфере торговли реорганизуемого Министерства экономического развития и торговли) и Министерство энергетики Российской Федерации.

Столь сложные трансформации и такое разделение министерств окончательно отдалило промышленность, торговлю и сервис от системы образования, по сути окончательно ликвидировав остатки сформировавшихся во времена СССР отношений между предприятиями и образовательными организациями. Государственное образование, большей частью, превратилось в своеобразную форму занятости (совместно с ВС России) для молодежи в возрасте до 21 года.

Для государственных образовательных организаций вплоть до 2004 года существовал период безвременья, когда многочисленные трансформации не позволяли эффективно развиваться и искать свое место в обществе. Для предприятий и реальной экономики эта ситуация была полностью непонятна, и особого желания каким-то образом вмешиваться в эту ситуацию никто не имел. Фактически это выразилось в следующих явлениях. Техникумы и ПТУ, имевшие до этого адресного потребителя их выпускников, стремительно теряют такие организации. Все предприятия, имевшие на балансе образовательные организации и имеющие серьезные обременения, связанные с ведением образовательной деятельности, стремительно скидывают их как непрофильные активы. ВТУЗ и отраслевые исследовательские институты становятся полностью беспомощными, т.к. прежнее финансовое обеспечение от предприятий исчезает, а для Минобрнауки России абсолютно непонятно как компенсировать эти потери и сколько на это нужно ресурсов.

Только в эффективных, с точки зрения, Новой России отраслях и естественных монополиях такие трансформации не столь болезненные. РЖД, Газпром, Росатом и т.д. ВУЗы и колледжи в этих отраслях более комфортно переживают период трансформации профессионального образования. Тем не менее, наличие государственных образовательных организаций не останавливает даже эти организации от создания своих копоративных образовательных центров (университетов). На сегодня активно ведется работа по формированию такой корпоративной академии в Госкорпорации «Ростех».

Все другие отрасли, где продолжается активная экономическая деятельность, сформировали мощный пласт частных и корпоративных образовательных организаций. Рискну предположить, что сегодня корпоративное образование превосходит по размерам государственное образование. Часто происходит так, что выпускники соответствующих государственных образовательных организаций при приеме на работу вынуждены заново переобучаться в таких организациях.

Однако формирование такой образовательной субкультуры не позволило сохранить механизмы наполнения содержания образовательного процесса, особенно в профессиональном образовании. С начала 2000 годов все сильнее звучит запрос от образования «чему учить» в адрес предприятий, а в ответ нет единого ответа. Каждое предприятие имеет свои острые вопросы и потребности. Нет какого-то единого базового уровня, к которому могли бы стремиться участники образовательного процесса, когда по итогам обучения формировался согласованный с промышленностью уровень владения навыками и знаниями. Многочисленные УМО и институты развития профессионального образования либо ликвидированы, либо трансформированы в организации, решающие задачи методического обеспечения образования без реального взаимодействия с профессиональными сообществами.

Встает остро вопрос коммуникации системы образования и бизнеса. Модератором в этом диалоге выступает государство.

«Майские» Указы Президента РФ, направленные на развитие человеческого капитала в России, являются очень серьезной попыткой объединить образование и промышленность. Появляется сущность «профессионального стандарта», который наконец наделяет смыслом инструмент ФГОС (федеральных государственных образовательных стандартов). Приоритетность Профстандарта и возможность его непрерывного развития заставляет пересмотреть подход к формированию содержания ФГОС. Тектоническим сдвигом является формирование системы независимой оценки квалификаций. С 01 июля 2016 года диплом об образовании перестает быть подтверждающим квалификацию документом, а только лишь условием к возможности сдачи экзамена на определенный квалификационный уровень. Институт отраслевых Советов, сформированных из объединений работодателей и крупнейших предприятий и компаний является держателем содержания Профстандарта и механизмов оценки квалификации. Это заставляет государственное образование искать механизм оперативного реагирования на изменения, а соответственно и сотрудничества.

Начинает восстанавливаться прямая коммуникация между рынком труда и образованием, которая позволит наконец получить ответ «чему учить». В ближайшее время обострится запрос на наставников, которые не только могут передавать свой опыт и компетенции, но и в совершенстве владеть современными технологиями.

Все это одновременно совпадает со стремительным техническим прогрессом во внешнем мире и росте глобального запроса на опережающие компетенции. Это заставляет развиваться нестандартные инструменты формирования контента для образования, таких, например, как WorldSkills или Changellenge. Причем успех этих инструментов обусловлен их эффективным взаимодействием с реальным бизнесом: от малого и среднего, до крупных корпораций. Если выпадает какой-то сектор, то это сразу сказывается на качестве контента и его востребованности.

В связи со стремительным развитием технологий возрастает потребность в специалистах, обладающих нестандартным набором компетенций. Чаще всего они «вырастают» в контексте определенных проектов, нарабатывая навыки и опыт решения задач с пониманием горизонтов развития и целей бизнеса. Особо ценны сотрудники, способные выстроить поэтапно технологический процесс и вносить в него улучшения. Этим обусловлены их умения работать в команде, руководить процессами, просчитывать бюджеты и финансово-экономические обоснования своих решений, отстаивать свою точку зрения и находить компромиссы. Именно благодаря таким людям компании становятся успешными, а их продукция или услуги – конкурентоспособными.

Потребность в таких людях сейчас остро ощущается во всем мире. Крупные корпорации меняют подходы к профессиональному образованию, удаляясь от традиционных систем в область индивидуальных проектных кейсов. Важным критерием становится время подготовки – динамика развития рынков не оставляет шансов для тех, кто несколько лет тратит на глубинное погружение в фундаментальные знания и накопленный поколениями опыт. Современным вызовам требуются специалисты более точечного воздействия на процессы, которые понимают ключевые технологии и научные принципы, на которых они построены, а с другой – способны на непрерывное саморазвитие, выстраивание эффективных коммуникаций (в т.ч. наставничество), ориентирование в рыночных отношениях, моделях управления системами и пр.

Так кто эти люди и как ими стать? Где найти сотрудников, способных проанализировать устоявшиеся технологические процессы на предприятии и сформулировать новые подходы, бросить вызов традиционным корпоративным ценностям и предложить реформы, направленные на модернизацию и повышение привлекательности бизнеса для его команды и потребителей? Как их готовить в существующих социально-экономических условиях?

Поиском ответов на эти вопросы всерьез занялась Российская академия народного хозяйства и государственной службы при Президенте РФ (РАНХиГС). На базе ее факультета инженерного менеджмента в 2016 году был запущен уникальный проект, посвященный подготовке профессионалов нового времени. Условно такие люди были определены как Люди-Х, где «Х» — неизвестная переменная, обозначающая набор необходимых конкретному предприятию или проекту компетенций.

Человек, имеющий первое инженерное образование, а затем проработавший некоторое время на производстве и в дальнейшем получив управленческое образование, является эффективным руководителем. Но естественным образом этот путь долог. В рамках реализации проекта предложено в управленческое образование внедрять инженерные компетенции, а в инженерное образование — управленческие компетенции в нужных дозировках. В свое время РАНХиГС создавалась для этих целей и сегодня как площадка для внедрения инновационных подходов наиболее удачна.

Также среди участников проекта Центр навыков и компетенций SkillsCenter, известный ранее как Центр содействия развитию профессионального образования и сотрудничества (один из организаторов движения WorldSkills в России). В проекте работают эксперты международной консалтинговой компании EFESO Consulting. К обсуждению идеи были приглашены представители ведущих российских предприятий, образовательных и экспертных организаций: АНО «Корпоративная Академия Госкорпорации «Росатом», Агентство инноваций Москвы, Smart Track, Инжиниринговый центр НИЯУ МИФИ, ГБОУ СПО МО ПК «Энергия» и другие. Предложенный подход был одобрен профессиональным сообществом, и уже 21 сентября экспертная группа презентовала результаты первого этапа проекта в рамках Петербургского международного инновационного форума.

Сейчас проект переходит в стадию фактической реализации: ведутся переговоры с крупными российскими и международными компаниями, заинтересованными в проектировании уникального профессионального образа инженера-управленца под свои задачи, способного вести за собой команду и привносить улучшения в сложившийся технологический уклад предприятия. Мы надеемся, что уже в следующем году сможем познакомиться с первым поколением «людей-Х» — будущим авангардом технологической революции, в которую мы вступаем подготовленными.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *